Бедная, бедная
детская журналистика

Когда в марте 2011 года я узнал о существовании в нашем городе детской общественной организации «Лига юных журналистов», то поспешил к ней присоединиться, поскольку понимал, что для функционирования грамотного и эффективного кружка журналистики необходимы интеграция в общегородское движение, обмен опытом с коллегами, участие в совместных мероприятиях.

По прошествии года могу заметить, что членство в Лиге дало мне немало, но самое главное — у меня появилась возможность сравнивать и делать выводы.

Пытаясь привлечь к участию в работе Лиги другие кружки журналистики Красногвардейского района, я долго искал контакт с ними, пока не оказался на консультации педагогов, посвящённой конкурсу юных журналистов в рамках фестиваля «Наши звёздочки». Что же рассказали о себе эти достойные люди — наставники «красногвардейских» юнкоров?

«Несколько лет назад я согласилась вести этот кружок, — заявила заместитель директора по воспитательной работе одной из лучших школ на Пороховых, — а теперь у меня увеличилась учебная нагрузка, и кружок стал в тягость. Отказаться от него я не могу, передать его некому, и мне приходится сидеть в школе допоздна и ждать, когда же придут эти дети…» На измождённом лице немолодой женщины явственно читалось отчаяние вперемешку с отвращением.

«А я пришла в эту школу только в сентябре и мне сразу передали кружок журналистики, — призналась худенькая молодая учительница со Ржевки. — Но я вообще ничего о журналистике не знаю и даже не представляю, что говорить детям! Может быть, есть какой-нибудь учебник или методичка?»

«Ни верстать, ни писать журналистские тексты, ни фотографировать я не умею, — игриво заметила дама в очках-хамелеонах. — Всё это делают дети самостоятельно. И даже участвуют в конкурсах…»

На моё предложение присоединиться к Лиге юных журналистов, открыть для своих воспитанников огромный мир увлекающихся сверстников, а самим посещать обучающие семинары не отозвался никто. Наверное, всё и так замечательно…

* * *

В марте и начале апреля мы посетили четыре журналистских конкурса, в которых участвовала «Шпаргалка», — от районного до Всероссийского. Должны были посетить пять, но назначенный на 23 марта районный конкурс от ДЮЦ «Красногвардеец» растворился в тумане, оставив на память о себе лишь невнятное Положение объёмом в полторы страницы. Состоявшиеся конкурсы (за исключением, пожалуй, «Пробы пера») произвели и на меня, и на участников нашей команды настолько удручающее впечатление, что лучшим решением стала бы организация своего мероприятия — с квалифицированным жюри, подробнейшим Положением, заранее опубликованными критериями оценки творческих работ и многоуровневой системой поощрения участников.

Что же такого ужасного было на этих конкурсах? Чтобы не быть голословным, поясню детально.

На Царскосельском форуме школьной прессы традиционно отмечается только победитель (диплом и ценный приз выдаётся только за первое место). Школьные редакции, занявшие второе и третье места, не отмечаются вообще никак, даже жалкой бумажкой. Представьте: на Форум приехали сорок редакций школьных газет и журналов, диплом получила только одна (в единственной отведённой для них номинации), а остальные тридцать девять уехали не солоно хлебавши (с сертификатами об участии). Ладно, мы приехали в Пушкин из Красногвардейского района, а каково тем, кто прокатился с ветерком из Челябинска?

Да и что оценивалось на этом Форуме? «Втюхивание» своих газет как на базаре! Неудивительно, что победила неизвестная газета «Ступеньки» из начальной школы Центрального района. Её руководители выпустили под ноги старшеклассникам и взрослым толпу малышей, которые тоненькими голосками причитали: «Купите наши «Ступеньки»!» Женщины — руководительницы кружков растрогались, и газета-раскраска для малышей набрала гигантское количество игровой валюты. Где здесь оценка качества школьных газет? Где здесь демонстрация журналистского мастерства? Где здесь практические задания, позволяющие использовать полученные в кружке знания? Где здесь вообще журналистика?

Городской фестиваль школьной прессы «Чтоб услышали голос поколения», прошедший в Аничковом дворце в последние дни весенних каникул, закончился для «Шпаргалки» с обескураживающим результатом. По итогам очного тура фестиваля, состоявшего в изготовлении специального выпуска школьной газеты, посвящённого самому фестивалю и 75-летию Городского дворца творчества юных, наша команда не только не получила ни малейшего поощрения, но наоборот — подверглась попытке компрометации.

На проходившем во второй день фестиваля «разборе полётов» членами жюри было сначала заявлено, что специальный номер «Шпаргалки» сделан прямо-таки идеально, а следом — что такую газету не могли сделать дети, «потому что воспитанники Дворца творчества юных так не могут» и что это «останется на совести редакции». За столь резкое высказывание, сделанное публично при всех участниках фестиваля, после нашего протеста были принесены извинения, но решение, судя по всему, было принято заранее и «Шпаргалка» не вошла в число призёров.

Считаю данную ситуацию педагогическим позором организаторов фестиваля. «Шпаргалка» оказалась слишком хороша для такого мероприятия, поэтому фестиваля «Чтоб услышали голос поколения» и пресс-центра «Поколение» для нас больше не существует.

Наконец, «апофеозом» стал журналистский конкурс в рамках районного фестиваля «Наши звёздочки» от ДДЮТ «На Ленской». В нём участвовала младшая группа кружка — наши доблестные пятиклашки.

В самом начале выяснилось, что жюри придётся формировать прямо на месте — из руководителей участвующих кружков, потому что больше не из кого.

Затем пяти участвующим командам стали в режиме блица задаваться вопросы. Отвечать на них нужно было быстро, в течение минуты. При этом вопросы были одни и те же, так что команды, отвечавшие последними, могли несколько раз услышать правильные и неправильные ответы и заучить их назубок. Понятно, что команды, отвечавшие первыми (в их числе и мы), оказались в заведомо более сложном положении.

Вокруг одного из таких вопросов возник принципиальный спор. Наша команда назвала опрос в числе журналистских жанров (действительно, это разновидность интервью). Организаторы признали этот ответ неверным, а в качестве доказательства представили некий текст, который только что… «скачали в интернете»!!! Нужно хоть немного представлять себе научную работу, чтобы понимать, что каждый крупный университет, даже каждый видный профессор будет стремиться ввести собственную классификацию, собственные наименования жанров, поэтому в одном отдельно взятом пособии опрос может быть вообще не указан. Или у нас разные интернеты…

Настоящий праздник начался на «творческом» этапе. Конкурсантам были выданы вырезки из газет, листы ватмана, клей, карандаши и фломастеры. Из всего этого требовалось составить весёлый коллаж к Дню смеха (напомню, конкурс проходил 5 апреля). Победил тот, кто принёс с собой новогоднюю мишуру и много ножниц.

Наши воспитанники целый год изучали информационные жанры, но на районном конкурсе им отказали в этом знании. Наши воспитанники умеют делать опросы и проводить интервью, но на районном конкурсе это не требуется. Наши воспитанники умеют быстро готовить журналистские тексты на заданную тему, но на районном конкурсе не нужно и это. Наши воспитанники изучают профессиональные издательские системы и получают дипломы за газетный дизайн, но на районном конкурсе дизайн делается ножницами.

Зато дополнительные баллы были начислены команде, пришедшей на конкурс в одинаковых футболках. И вы ещё спрашиваете, причём тут журналистика…

Какой реакции воспитанников можно ожидать от таких мероприятий? Юные журналисты в следующем году просто откажутся участвовать в вышеперечисленных конкурсах и, положа руку на сердце, отмечу, что они будут совершенно правы.

* * *

И ещё один вывод. К огромному сожалению, в подавляющем большинстве речь идёт не о допрофессиональной подготовке и даже не о развитии минимальных навыков журналистского мастерства, а о крайне размытой и невнятной социально-педагогической «движухе», разновидности «продлёнки». Казалось бы, в этом нет ничего дурного или страшного — ну, ведёт учительница-словесница кружок в своём же кабинете, ну, пишут дети о том, какой хороший в школе директор и откуда произошли названия ближайших улиц, ну, печатают это на убитом школьном принтере… Проблема видна не всем и не сразу, а заключается она в том, что такие занятия способны профанировать журналистику как профессию и навсегда отвратить от неё тех подростков, для которых школьный кружок мог бы стать первым шагом на пути к отличной карьере.

Напомню известную притчу про трёх слепцов, исследовавших слона. Один из них потрогал животное за бивень и сказал: «Слон — это камень». Другой обнял ногу слона и заявил: «Слон — это дерево». Третий схватил слона за хвост и возразил: «Ну что вы, это же верёвка!»

Боюсь даже предположить, какие впечатления останутся от нашей профессии у детей, побывавших в подобных кружках. Наверное, такие: «Журналистика — это постоянные чаепития», «Журналистика — это сценки и речёвки», «Журналистика — это дополнительные занятия по русскому языку», «Журналистика — это когда мы пишем в школьную газету, а потом она лежит в сейфе» и так далее.

Во второй день уже упомянутого фестиваля «Чтоб услышали голос поколения» мне довелось побывать в составе жюри импровизированного конкурса для школьников. Глаза у детей горят, активность льёт через край, фантазия неисчерпаема, а вот знаний по основам профессии — minimum minimorum. Просишь ребёнка: «Перечисли основные критерии репортажа как жанра журналистики!» В глазах — страх и обида, как будто его только что публично унизили.

Мы обязательно вернёмся к этому разговору в следующем учебном году.

Опубликовано в газете «Шпаргалка» № 21, 2012 г.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.