Слагаемые профессионального имиджа

Убеждён, что имидж (образ) грамотного, уверенного в себе и адекватного педагога дополнительного образования должен содержать следующие компоненты.

1. Наличие опыта трудовой деятельности в преподаваемой сфере (а лучше — ещё и заслуг). Не могу применить это требование к педагогам, работающим, например, в сфере декоративно-прикладного творчества, но в своём социально-педагогическом направлении считаю его обязательным. С большим уважением отношусь к своим коллегам, пришедшим в дополнительное образование из журналистики и продолжающим успешно совмещать обе сферы. С недоверием смотрю на «просто педагогов», берущихся не только преподавать журналистику, но и оценивать детские работы на творческих конкурсах.

Не понимаю и никогда не пойму, как можно успешно возглавлять студию журналистики, ни одного дня не проработав в настоящей редакции и даже не побывав в ней с экскурсией. Не понимаю и никогда не пойму, как можно, не зная журналистских жанров, заставлять детей писать и создавать газеты и журналы, смешивая в кучу стихи, рассказы, рисунки и называя всё это журналистикой.

Зато прекрасно понимаю членов приёмных комиссий некоторых вузов Санкт-Петербурга, которые с откровенной опаской относятся к абитуриентам, посещавшим в школьные годы студию журналистики в своей школе. Зачастую таких подростков приходится сначала переучивать, заставлять забыть всё, что говорили в таком «педагогическом» кружке, а лишь потом учить основам настоящей профессии.

Успешный педагог дополнительного образования должен вдохновлять воспитанников своим примером. Когда он сам «не из последних удальцов» в преподаваемой отрасли, когда наравне с детьми может похвастаться новыми работами, победами в конкурсах, стремлением к учёбе и повышению квалификации, воспитанники будут смотреть на такого педагога с уважением. Нельзя требовать чего-либо от детей, не показав на собственном примере, не испытав на себе, не пройдя всё заранее.

2. Наличие правовой культуры. Невозможно говорить о воспитании граждан великой страны, не зная базовых норм права и не имея привычки их придерживаться.

Моя образовательная программа «Юный журналист» немыслима без блока занятий, посвящённого правовому полю журналистики. Мы разбираем действующий закон «О средствах массовой информации», и все воспитанники уносят на память брошюру с его последней редакцией. Мы изучаем положения других законов и кодексов, затрагивающих профессиональную деятельность журналиста. Мы знакомимся с самыми громкими судебными процессами последнего десятилетия, связанными с российскими СМИ.

Мои воспитанники с первого занятия привыкают к тому, что находятся в правовом поле. Они берут в руки газеты, которые мы делали с их старшими товарищами в минувшем учебном году, и видят в них грамотно оформленные выходные данные, составленные в строгом соответствии с требованиями Закона РФ «О СМИ». Затем берут школьные газеты из других районов Санкт-Петербурга или других городов и не видят там даже намёка на выходные данные. Хотя закон распространяется на абсолютно все печатные издания, даже незарегистрированные и самодеятельные.

В связи с вышеизложенным крайне негативно отношусь к такой распространённой «воспитательной» химере, как пресловутое «детское движение», которое заставляют создавать в каждой школе. Воплощение этой химеры в жизнь рождает чудовищный правовой нигилизм. Так, руководителями детских общественных организаций при школах избираются дети (хотя согласно закону «Об общественных объединениях» в руководящих органах детских общественных объединений могут быть только совершеннолетние граждане). Так, учредительные документы, предусмотренные тем же законом, либо начисто отсутствуют, либо представляют собой жалкую пародию на документы.

3. Стремление к общественной деятельности. С древних времён люди стремились участвовать в управлении своей землёй, населённым пунктом, государством. За возможность голосовать, высказываться, влиять на принятие значимых решений не жалели жизни. В древних Афинах свободные граждане были обязаны участвовать в городских собраниях и голосовать по всем обсуждаемым вопросам, от голосования освобождались только клинически больные, которых так и называли: «идиотикус». Один из величайших философов XIXвека Артур Шопенгауэр считал волю к власти основной движущей силой человека.

Купцы, ремесленники, позже — промышленники вступали в гильдии, объединяли свои усилия для лоббирования выгодных решений государственной власти.

Когда в 2010 году я занялся детской журналистикой — абсолютно неизведанной на тот момент сферой, то довольно скоро стал задумываться о поисках профессионального сообщества, членство в котором дало бы мне возможность обмениваться опытом с коллегами, учиться нюансам педагогики, участвовать в мероприятиях городского, а возможно — и всероссийского масштаба. Без такого сообщества я не представлял дальнейшую работу. В четырёх стенах тесно, моим воспитанникам наедине с самими собой скучно, нет новых впечатлений, нет новых знакомств и приятного времяпровождения.

Мне повезло: уже в марте 2011 года я узнал о существовании в Санкт-Петербурге отделения общероссийской Лиги юных журналистов. В мае того же года стал её полноправным членом, а ещё через полтора года мои новые друзья — педагоги по детской журналистике и их воспитанники — единогласно избрали меня своим председателем.

Я постоянно пропагандирую Лигу, рассказываю о ней на творческих конкурсах, на всевозможных конгрессах, семинарах и круглых столах. Приятно видеть, когда новые знакомые интересуются нашей работой и через некоторое время вливаются в ряды Лиги. Но слишком часто приходится встречать у людей, преподающих детям журналистику, полное равнодушие и ленивый вопрос: «Ну, и зачем она мне нужна, эта ваша Лига?»

За два с лишним года активной работы в детской общественной организации я успел сформулировать множество аргументов, поэтому немедленно могу ответить. И всё-таки каждый раз, когда слышу такой вопрос и вижу стеклянный взгляд, на долю секунды успеваю неприятно удивиться.

4. Готовность вовремя уйти из педагогики. По результатам исследований, проведённых на кафедре психологии Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования (СПб АППО), 67 % учителей Санкт-Петербурга находятся на третьей стадии профессионального выгорания. По большому счёту, им нужно срочно уходить не только из педагогики, но также из всей группы профессий «человек-человек».

Когда я почувствую, что сказал в детской журналистике практически всё; что преподавательская деятельность стала меня тяготить, а не радовать; что необходимость время от времени приносить кровавые жертвы методистам окончательно затмила во мне удовольствие от возможности просто работать, я тут же перестану быть педагогом дополнительного образования. Не буду мучить ни себя, ни детей.

В печатных изданиях не публиковалось

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.